В России научились делать хорошую мебель

В России научились делать хорошую мебель

писать Emin Опубликовано в: Новости Дата создания : 2016-06-02 Просмотров : 956 Комментарий : 0

В Петербурге в шестой раз прошла неделя архитектуры и дизайна.

В этом году эксперты особое внимание уделили актуальной теме — импортозамещению. Идеи — это не креветки из теплых морей. И тут российские умы не подвели — творят много и на мировом уровне. А вот с технологиями все еще проблемы — производство мебели упорно хромает, но все же движется вперед.

 

Свои ближе и сговорчивее

Рынок российской мебели оценивается в 700 миллиардов рублей в год. До начала санкций и девальвации рубля доля импортных товаров на нем составляла почти половину. Причем иностранные шкафы, кровати и столы пользовались спросом как в элитном сегменте, так и в экономклассе. Промышленное, массовое производство, рассчитанное на потребителей попроще, тоже не бедствовало. Рынок мебели в нашей стране отличался большим разнообразием и конкурентоспособностью. Кризис внес свои поправки. Нельзя сказать, что много компаний закрылись, такие, конечно, были, но в основном — мелкие фирмы. Но зато цены изменились ощутимо — только закупочные, по информации ретейлеров, скакнули на 15–30 процентов. В первую очередь, конечно, подорожала импортная мебель. Чтобы понять это, достаточно заглянуть в Ikea, где в 2015-м цены на многие товары поднялись на 20–25 процентов. Для петербуржцев бренд перестал быть доступным. Все чаще покупатели стали обращать внимание на отечественных производителей. И они этим пользуются. Продажи только российской детской мебели увеличились за последнее время вдвое.

Естественным образом доля импорта на отечественном рынке стала сокращаться. Причем от покупки «заморской» мебели отказываются как обычные люди, так и дизайнеры. Воплощая свои проекты, они все чаще обращаются к местным производителям.

— Мы поняли, что все можно делать без иностранцев, — рассказали на круглом столе, посвященном импортозамещению, создательницы студии дизайна интерьера Наталья и Ирина Дубинины. — Наши компании научились все делать сами. Получается, естественно, дешевле. Кроме того, есть и другие преимущества — в первую очередь сроки. Одно дело заказывать в Италии и ждать доставку, а если выявится брак, неточности или клиент просто передумает, то потом еще и уйма времени уходит на возврат. И другое дело — заказывать производителей в своем же регионе. К тому же с нашими реальнее договориться по размеру, отделке и потом с них проще спросить в случае чего.

Что касается цен, то отечественные аналоги подчас выходят в 2–3 раза дешевле импортных, особенно если речь идет об индивидуальных заказах.

Научились качественно «копировать»

Как отмечали эксперты дизайна на выставке, отечественные мебельщики за последние годы шагнули далеко вперед. У нас появилось много молодых смелых дизайнеров, побеждающих на международных конкурсах. Тут постаралась питерская художественно-промышленная академия имени Штиглица (бывшее училище имени Веры Мухиной). Но, к сожалению, их проекты зачастую так и остаются лишь выпускными работами, выполненными в единственном экземпляре.

— Проблема в том, что студентов во многих вузах учат по учебникам 1960-х годов, знаменитые производства — в Гусь-Хрустальном или Невская мануфактура — умирают, так как работают в стилистике 1970-х, а большинство предприятий, выпускающих мебель для массового потребления, застряли в дизайне 1990-х, — обратила внимание руководитель Международной академии дизайна Елена Павликова-Железнова.

Мебельщики, работающие по индивидуальным заказам, «в свое удовольствие» или мелкими партиями, действительно научились не уступать итальянцам. Правда, как неоднократно звучало на круглом столе, сейчас это в основном копирование. Что, кстати, может вызвать и юридические претензии настоящих авторов, начни наши мастера выпускать такие «копии» чуть большими тиражами. По какой-то причине образовалась пропасть между одаренными молодыми дизайнерами и реальными производствами.

Представители академии имени Штиглица, впрочем, уверяют, что это не так и несколько кафедр их учебного заведения работают над созданием проектов мебели для массового выпуска, то есть не просто красивых, но и легко тиражируемых и изготавливаемых на заводах, а не в мастерских.

Потенциал в этом вопросе у наших производителей и дизайнеров очень велик — не сомневаются специалисты, осталось только наладить контакт, что, к сожалению, в нашей стране бывает крайне сложно сделать.

В то же время необходимо признать: импортозамещение в сфере мебели весьма ощутимо на уровне госзакупок. Даже по новостным сводкам несложно заметить, что все чаще интерьер в бюджетных учреждениях разного уровня обставляется отечественной мебелью.

Русской березке не хватает полировки

Еще одна импортозаместительная сложность, с которой столкнулись производители мебели, — материалы. Наша страна богата камнем и деревом, но почему-то бедна на металлические мелочи, отделку, лаки и краски.

— У нас столярное производство на высоком уровне. В этом направлении мы легко можем конкурировать с Европой, и даже открываются перспективы экспорта. Я не вижу в этом ничего сложного. Почти вся детская мебель, например, у нас деревянная и отечественного производства, — рассказал директор мебельной компании Дмитрий Калганов. — А мы для себя открыли березу — ее у нас много, она хорошего качества и рентабельность производства из нее — до 1000 процентов.

Традиционно популярный материал, давно вышедший на рынок, — сосна. Мебель из этой древесины прочно завоевала экономсегмент. Кроме российских мастеров, ее любят поставщики из Белоруссии. Кстати, 40–60 процентов произведенной там продукции экспортируется в нашу страну. Большая часть реализуется в Москве и Петербурге и занимает около 7–10 процентов рынка этих городов.

Но мебель — это не только дерево. И тут начинаются проблемы у отечественных сборщиков. Как отмечали эксперты на круглом столе, закупать приходится большинство комплектующих.

— Если латунные элементы я еще могу найти у российских компаний, то все остальное — импортное, — пояснил руководитель фирмы, специализирующейся на выпуске деревянной мебели и лестниц Дмитрий Академов.

Особенно остро это чувствуется в части лакокрасочных покрытий, без которых не обойтись при производстве мебели. Лишь 10 процентов из необходимых сейчас выпускается в России — остальные привозят из-за рубежа. Это признали все специалисты отрасли на проходившей в середине мая выставке

«РосМебельПром — 2016». За полтора года «под санкциями» ситуация не улучшилась. Однако к 2020 году Ассоциации производителей, поставщиков и потребителей лакокрасочных материалов и сырья для их производства обещала увеличить долю российских товаров в этой сфере до 60 процентов (6,5 тысяч тонн в год). Мебельщики рассчитывают, что нарастят не только объемы, хочется верить, что и качество будет соответствующим. В противном случае конкурировать с Китаем становится все сложнее. Там тоже не дремлют и европейский дизайн копируют все успешнее.

 

Кстати

Обрусевшая Ikea

В марте Минпромторг предложил шведской компании Ikea активнее сотрудничать с российскими компаниями, размещать на них заказы на продаваемые товары. Шведы поддержали это предложение и продолжили наращивать уровень локализации своего производства в России. Если еще в прошлом году он составлял 50 процентов, то в 2016-м поднялся уже до 60 процентов. Планируется, что в 2025 году 80 процентов того, чем торгует Ikea в России, будет сделано в нашей стране.

Тем временем

Мебельные туры в Китай

С недавних пор в нашей стране набирают популярность мебельные туры в КНР. Причем такие путешествия предлагают не только жителям Дальнего Востока, но и Петербурга. Примерно за 30 тысяч рублей организаторы туров предлагают слетать в Поднебесную на пару дней. Там покупателей готовы не просто провести по крупным мебельным магазинам, но и помочь с переводом, оформлением документов и даже поторговаться за вас могут. Такие поездки, конечно, выгодны тем, кто закупает мебель сразу для целой квартиры или офиса. Тогда разница в ценах покроет и перелет, и перевозку приобретенного, так как стоимость китайских шкафов, кроватей, столов и прочих предметов интерьера в 3–4 раза ниже российских.